Multifandom Roleplay

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Multifandom Roleplay » Многослойная реальность » Падение


Падение

Сообщений 1 страница 10 из 15

1

Переход в многослойную реальность.

2

Трогательное прощание с друзьями было последним воспоминанием Юри перед тем, как земля ушла из-по ног. В буквальном смысле.
"Где я?" - она приподнялась на локтях с твёрдым намерением выяснить, что за дрянь впилась ей в бок, но забыла об этом с несвойственной себе скоростью, когда осознала - где. Место незапланированного "отдыха" был обычный на первый взгляд лес.
- Какого...! - Юри вскочила на ноги и энергично огляделась по сторонам,
но ни Канаде, ни Хинаты, ни Отонаши в приделах видимости не оказалось. Тогда он крикнула несколько раз, однако снова безрезультатно.
Еще один вид чистилища? Чушь, в этом нет смысла. Или... впрочем, нелепую мысль своего воскрешения она сразу же вытряхнула из головы. Давно уже не наивная дурочка, ни к чему цепляться за безосновательные надежды. К тому же, такой исход отнял бы возможность встретить когда-нибудь сестер.
Ответ мог быть намного проще, но... она должна найти способ убедиться.
"Не припомню чтоб мечтала жить в лесу, так что на персональный Рай это место не тянет. На Ад, впрочем, тоже. Возможно, я смогу найти кого-то еще. Хоть кто-нибудь."
Ждать, когда всё прояснится само собой, было не в привычках Юри. После мысленного наброска примерного плана действий она подняла с земли Y-образную палку (ту, которая недавно чуть не продырявила ей почку) и поставила на земле стрелку в направлении от солнца: именно он было выбрано для движения. Дабы не допустить падения в очередную крайность, Юри запретила себе думать, что может быть единственным обитателем леса, пока не найдёт доказательств обратного.

--->

3

- Размазня…
И это было последнее, что услышал о себе и вообще отравленный чужой кровью Соломон Голдсмит. Последним его желанием было убить Аншеля,  но яд оказался намного быстрее. Чувства уходили постепенно,  и шевалье еще успел понять,  что на сорвавшийся удар ему ответили поддержкой. Это было даже не внезапно, после открытого бунта-то и помощи врагам,  и убийства своего. Это делало невозможным сопротивление,  и окончательно убеждало в собственной смехотворности,  делая произошедшее и пережитое не важным. Благодаря Аншелю же Соломон умер с миром в душе.
И имел возможность хорошенько поразмышлять над своими действиями и их итогом лежа на песке.
Чужая кровь должна была его убить,  и все симптомы он понял куда как верно. Окончательности смерти несколько противоречили яркий свет,  ощущение жары,  и засыпавшего его песка. Барханы,  дес! Не то,  что бы у Соломона было желание что-то делать и проявлять активность,  но было желание выбраться из-под песка. А откопавшись,  ложиться обратно,  пока снова не занесет, было бы глупо.
Вот примерно так и получилось,  что через пустыню и однообразные кучи гонимого ветром песка шел молодой человек в классическом костюме.

--->

4

Над Лондоном плыл удушливый запах гари. Страшный пожар, подобного которому столица не видела с 1666 года,  все еще продолжал бушевать на окраинах, затягивая все вокруг густым черным дымом, но центральную часть города уже удалось освободить от огня как раз к тому моменту, когда небосклон на востоке начал светлеть, приобретая какой-то нездоровый зеленоватый оттенок. И обгорелые остовы некогда красивых и добротных зданий на этом фоне выглядели удручающе. Впрочем, стоящего на крыше одного из чудом уцелевших зданий Уильяма Ти Спирса плачевное состояние города волновало не слишком сильно. Осматривая цепким взглядом окрестности, жнец пытался определить как много его сотрудников еще не справились со своими списками и не возникло ли проблем, особенно у стажеров, которых, вопреки недовольству самого Спирса, все же пришлось отправить на задания самостоятельно. Пожалуй, такого аврала департамент не знал уже порядка двухсот с лишним лет. Даже совсем недавняя эпидемия оспы, менее чем за год унесшая жизни почти четверти жителей Лондона не потребовала привлечения всех работников ОНС, хоть как-то умеющих справляться с косами смерти.
"О привлечении неопытных стажеров, и пары месяцев не проведших в департаменте, тем более говорить тогда не приходилось", -  мужчина вздохнул, привычным жестом поправил очки и брезгливо посмотрел на свою перчатку, перемазанную в золе. Больше всего ему сейчас хотелось, наплевав на все, отправиться в свою квартиру, снять безнадежно пропахший гарью костюм, смыть сажу и пепел и устроиться в любимом кресле с большой чашкой ароматного кофе с корицей. Хотя Уильям уже начинал сомневаться в том, что пряный напиток сумеет перебить эти мерзкие запахи, казалось, навсегда въевшиеся в кожу и волосы. Впрочем, даже об этих маленьких радостях начальник третьего отдела мог только мечтать. Ближайшие несколько часов ему предстояло провести в своем кабинете, пытаясь хоть немного систематизировать и привести в порядок отчетность по сегодняшнему инциденту.
Последний раз окинув взглядом город, жнец собирался уже переместиться в главный офис, когда внимание его привлекло какое-то движение на крыше дома в квартале от того места, где он сейчас находился. Разглядеть, что именно там происходит, отсюда не представлялось возможным, поэтому Уилл, крепче перехватив рукоять секатора, направился в ту сторону. Однако добраться до места не сумел. Только несколько часов назад он предупреждал своих сотрудников об опасности, которую таили в себе крыши выгоревших зданий, но сам же умудрился забыть об этом! Одна из таких крыш, внешне казавшаяся вполне надежной, неожиданно провалилась внутрь прямо под ногами неудачно перепрыгнувшего на нее Спирса, и жнец с тихим проклятьем провалился куда-то во тьму.
Пришел в себя он от резкого сладкого аромата, опознать который мужчина затруднился. Громко чихнув, Спирс открыл глаза, но не увидел практически ничего. Уилл поднес руку к лицу, но привычной оправы не нащупал.
- Проклятье! - яркие пятна сливались в невообразимый калейдоскоп, но даже по ним было ясно, что он, похоже, совсем не в Лондоне. Тогда где?
Уильям методично принялся ощупывать пространство вокруг себя и почти сразу почувствовал под пальцами знакомую оправу. Облегченно вздохнув, мужчина водрузил очки на положенное им место и нахмурился. Через левую линзу шла тонкая трещина, и это было по меньшей мере странно: очки жнеца было практически невозможно разбить, и тем более они не должны были так пострадать от банального падения с не слишком-то большой высоты. Впрочем, это была далеко не единственная причина для удивления - со всех сторон Уильяма окружал тенистый лес, совсем не похожий на окрестности столицы Великобритании. Отодвинув от лица ярко-сиреневый цветок, от запаха которого нестерпимо хотелось чихать, Ти Спирс еще раз огляделся, чуть прищурившись, но пейзаж меняться не желал.
"Что произошло?" - жнец, наконец, поднялся с земли, отряхнул костюм и с нескрываемой радостью поднял с земли обнаруженный в паре шагов секатор, верой служивший ему косой смерти с самого его выпуска из Академии. Оставаться на месте было достаточно глупо, тем более, что обдумать свое незавидное положение Уилл мог и по дороге, потому, прикинув время и направления по проглядывающему сквозь кроны деревьев солнцу, жнец решительно направился туда, где по его расчетам должен был быть юг.

--->

5

Наступал вечер, и Лен решила неспешно погулять по городу. Все опасности были уже позади - уже не разгуливали по улицам толпы вампиров и упырей, и поглощавшая город огромная пирамида тоже исчезла. Однако такое спокойствие было для нее слишком скучным. Да еще и хозяин все время норовил от нее сбежать, что сильно действовало демонице на нервы.
"Идиот. Он должен быть благодарен что я вообще выпустила его на свет божий, а он вот как мне решил отплатить! Бегает туда-сюда и беспричинно тыкает в прохожих ножиком. Но это еще что, страшно подумать как сестре приходится уживаться с тем очкариком."
Лен дошла до городского парка, и чтобы дать ногам отдохнуть, села на скамейку. Хозяина рядом не было, так как Лен пожаловалась что хочет есть и отправила его купить торт или что-нибудь в этом роде. Стоявшие в парке часы на столбе показывали что с того момента прошел час.
"Ну что так долго? Я есть хочу!"
Но вот у входа в парк появилась фигура человека, несущего что-то в руках. Присмотревшись можно было понять что это юноша в школьной форме, несущий пакет с покупками.
- Наконец-то! Я уже думала что ты опять решил убежать. Так, давай сюда что ты там купил.
Лен подбежала к юноше и выхватила у него пакет, затем не разбирая дороги побежала с пакетом к ближайшей скамье и присела на нее. Хотя правильней будет сказать, что Лен только собралась сесть, а вот совершить это действие не удалось - на привычном месте вместо скамейки оказалась бездонная яма, которую суккуба не заметила. Из-за этой невнимательности Лен полетела вниз головой, прижимая к груди коробку с тортом и по непонятной причине теряя сознание...
... Лен пришла в себя, и первое что она проверила - сохранность тортика. Он хоть и упал вместе с ней, но не пережил падения и размазался по земле.
"Черт! Надо послать хозяина за новым. Стоп, минутку..."
Суккуба осознала что оказалась черт знает где: зеленая и пахнущая цветами роща, шум моря неподалеку, крики птиц - все это говорило о том, что город остался далеко-далеко.
- Замечательно. - саркастически она отметила про себя.
"Я влипла хуже чем мой торт. Мне даже года еще не исполнилось, а меня уже закидывают черте куда. Маршал-чародей, твои проделки? Не, ему нет дела до меня, да и не стал бы он меня вырубать."
Девочка приподнялась с травянистой подстилки, на которой лежала, и попыталась отряхнуть платье от грязи. Благо оно сохранило мистическую особенность быть всегда чистым и выглаженным. Это, конечно, радовало, но не могло переселить расстройство от другого факта - Лен перестала чувствовать связь с прежним хозяином.
"Плохо дело. Если я в скором времени не найду ему замену, то рискую исчезнуть. Не радует меня такая перспектива."
Вознамерившись как можно скорее заключить с кем-нибудь контракт, Лен пошла куда глаза глядят. Постепенно из леса она вышла в какую-то пустыню...
--->

Отредактировано Куромори (2012-04-27 18:19:28)

6

Земля была холодной и жесткой. Не сказать, что факт из ряда вон, просто обычно Терези не лежала на земле лицом вниз. Да и лежать сейчас некстати, Апокалипсис вот-вот начнется. Она толчком подняла себя на колени и пригладила взъерошенные ветром волосы. Где-то рядом должен был лежать жезл, но беглое ощупывание поверхность вокруг не помогло его найти. Кроме того, от поисков несколько отвлекло занятное наблюдение, что Терези, похоже, сидит на большом булыжнике.
- Ребята, что произошло? - Губы на вкус тоже оказались как земля. Она размазала грязь по щекам и осторожно доползла на четвереньках до края. Здесь не должно быть булыжников. И ветра не должно, ведь она под землей. - Ребята?

Не отозвалось ни единого звука. Терези слышала только шуршание одежды и неровно проходящий по ноздрям воздух – все эти звуки принадлежали ей. Хотя недавно обстановка располагала к общению. «Эй, а еще она располагала к массовому вымиранию», - поправила себя Терези. Ей только казалось, что сон длился минуту, и пока неизвестно, как обстояло на деле. Впрочем, смерть других троллей могла бы оправдать отсутствие звуков, однако не объясняла отсутствие запахов. Лакрица из лабораторного корпуса, угольная пыль Завесы, вонючие провода, с которыми возился Соллюкс – ничего этого не было. Она не чувствовала, не ощущала и не слышала ни-че-го.

Хотя, нет, неправильно. Кое-что все же было. Такое… мягкое. Невероятно мягкое, как бумага, и настолько скучное, что ей с трудом удавалось поймать это ощущение. Где бы она не оказалась, это был не ее мир.
Осознание последнего открытия словно расковало напряжение, копившееся внутри с тех пор, как Терези очнулась. Она что-то чувствует, а значит, по крайней мере жива, верно? И ее друзья живы, даже если они не здесь. Нет ни одной причины считать себя единственной, с кем произошло загадочное перемещение. Она слизнула с губ остатки грязи – холодной и горькой – в острой необходимости убедиться, что все это не мираж.

Человеческий мир? Стоило проверить, поискать Дейва. Или Джона. Заодно извиниться за попытку его убить. Терези спрыгнула с камня на мягкий грунт, и движение отозвалось выстрелом в правом виске.
- Ауч! - Она обхватила голову. Источник боли нашелся быстро, над ухом, под свежей и еще мягкой коркой засохшей крови. Еще одни минус неожиданных приступов сна. Когда боль утихла, и осталась только неприятная, но вполне терпимая мигрень, Терези занялась тем, что умела лучше всего: изучением местности.

==>

7

Шома спал и, возможно, видел один из самых приятных снов в своей жизни. Шелест листьев и отдалённый шум воды успокаивали вялое сознание. Газон многослойной реальности был вполне комфортным для его фантазии, а деревья создавали хорошую тень, чем он тоже бессознательно воспользоваться. Но часы уходили, солнце взошло в полный рост, и темная колонна прохлады отступила. Шома подвергся слепящей синеве ясного неба.
Мускулы на лице рвано задёргались. На переносице проступила морщинка. Рука непроизвольно поднялась, чтобы протереть глаза, но вместо этого с размаху шлёпнула по ним. Жмурясь и стряхивая искры, Шома перекатился на живот, желая только зарыться в подушку и продолжить спать. И всё было прекрасно за исключением стебельков травы, щекочущих ноздри.
Через секунду он чихнул так громко, что с соседнего дерева упало несколько листьев. А потом ещё раз, и ещё… рука, наконец, мобилизовалась и пришла на помощь, зажимая кончик носа. Шома мигом пришел в себя, чувствуя неловкость и усталость одновременно. Слезящиеся глаза старались сосредоточиться на окружающей обстановке.

Обстановке, которая не имела никакого смысла и бесконечно много поводов для паники. Засыпать в лесу ни с того ни с сего не было в списке привычных занятий Шомы, если только его перед этим не накачали чем-нибудь (что, на самом деле, было обычным явлением в его жизни). Когда он попытался восстановить цепь событий, предшествовавших дремоте, беспорядок в голове приобрёл форму воображаемого вопросительного знака.
"... Где это я?"
На этот раз наводящие вопросы, срабатывавшие обычно, не помогли прояснить положение. Несколько крепких морганий спустя декорации не изменились, и единственной знакомой вещью в пределах видимости был его пингвин, спящий на расстоянии нескольких метров под полоской света и беззаботно пускающий пузыри из соплей. Каждый раз они лопались и снова надувались при выдохе. Лопались и надувались.
"... Э ЭЭЭЭЭ?.."

Наличие небольшой хижины перед ним, похожей на шалаш, стало запоздало тревожным для Шомы после дальнейшего анализа, заставляя его буквально подскочить на ноги. Он от природы был неуклюжим, а сейчас, с отдачей необузданного страха, даже вдвойне. Поэтому его пирует закончил тем, что он в кувырке вернулся на спину. Можно было бы принять происходящее за очередное перемещение в безумную параллельную вселенную (или как-то так), но на этот раз всё чувствовалось иначе. Место выглядело… нормальный. Вроде как, такое место вполне могло бы быть где-то в Японии.
Да, он просто заблудился. Каким-то образом. Причины внезапно потеряли значение. Нужно найти кратчайший путь домой и тысячу раз извиниться за опоздание на — а сколько вообще сейчас времени?! Очевидно, где-то середина дня, солнце чертовски яркое.
"Слишком яркое. На занятия я уже не попаду".
Он попытался найти на себе ушибы, синяки или другие следы борьбы, но ничего не обнаружил и был поражен второй волной паники. Не похоже, что его ограбили. Да и что с него взять, школьный учебник и бенто? Последнее ещё можно понять, но! Это по-прежнему не объясняло амнезию.

Установленному режиму *сидеть на месте, уткнувшись лицом в ладони* у Шомы было две альтернативы: он мог отправиться домой и попробовать "объяснить", что произошло, или он мог пойти в школу и попытаться "объяснить", что произошло. Любой план в конечном счёте не вёл ни к чему хорошему, что делало выбор действительно сложным, и отсрочка всё только усугубляла, но, честно, какая разница? Ведомый только страхом, что кто бы ни стоял у истоков всего этого, он может вернуться и сделать что-нибудь ещё, Шома поднялся на ноги и отряхнул свои карминовые брюки, прежде чем двинуться в сторону хижины. Он не знал, чем всё обернётся, но в эти отчаянные времена такой маршрут казался самым разумным.

-->

8

Your name is KARKAT VANTAS. You seriously have NO FUCKING IDEA where you are.
Каркат был растерян. Зол тоже, разумеется, но просыпаться злым было для него обычным делом и едва ли стоило упоминания.
Смотреть психоделические сюжетики, когда вселенная на грани уничтожения... Вот поэтому он ненавидел спать. Тебя могли застать врасплох. Могло случиться что угодно. Наверняка что-то уже случилось. Нет, вы только посмотрите. Вот он лежит здесь, хуй знает где, измотанный и грязный на холодной земле в центре какого-то тесного кратера. Ладно, в измотанности нет ничего странного. Всего несколько часов сна после месяца без него, да и те беспокойные - спасибо умирающей вселенной за это - их недостаточно, чтобы значительно облегчить давление сонного тумана на сознание. А вот место... Эта дыра не походила ни на одно из тех мест, где Каркат бывал раньше. Альтерния по его расчётам давно была разрушена демоном. Прочие планеты, которые он посещал в ходе игры, сейчас были, скорее всего, на полпути к повторению той же судьбы. И это, ясное дело, не Завеса. С другой стороны, бесконечная чернота космоса тоже не имела ничего общего с песочными стенками, которые Каркат сверлил взглядом последние несколько минут.
Он с ворчанием перевернулся на спину и, наконец, поднялся, но не успел и шагу ступить, как споткнулся об... ноутбук? Ну да. Экран погашен, реакция на сердитый бой по клавиатуре нулевая. "Заебись. Остаться без связи - о чём ещё я мог бы сейчас мечтать", - бесполезная находка отправилась подмышку. Позже разберётся, так ли всё безнадёжно как выглядит, а сейчас важнее выбраться.
Легко сказать.
Сколько бы Каркат ни прыгал, но чтобы достать до края пропасти хоть кончиком пальцев, ему нужно было вырасти ещё на два-три метра. Это было почти как... как будто его поймали в ловушку. А может и правда поймали, он капитан или где? Если бы игроки из другой вселенной захотели ослабить команду, то взять в плен капитана -самый верный способ.
Каркат сильнее уверился в правильности своих выводов, когда присмотрелся в неровностям на стенках. Никакой это не кратер, а выкопанная живим существом яма. В некоторых местах глина ещё сохранила следы от лопаты или чего-то подобного.
Что если небо вверху - это и не небо вовсе, а навороченный односторонний экран, через который за ним наблюдают, как за пойманным насекомым? Что ж, тогда пусть не рассчитывают иметь дело в паинькой. Каркат встал на приблизительный центр своей ямы, выбрав её как оптимальное место, чтобы сделать заявление, и задрал голову. Если бы сверху действительно кто-то наблюдал, он бы смотрел сейчас на растерянное и сердитое лицо Карката Вантаса.
- Пиздец блять! Вам всем теперь приздец, сопливые куски дерьма, хотите вы того или нет! Вы только что совершили самую большую ошибку во всём своём проёбаном онтогенезе. И знаете что, придурки? Да-да, это я вам, какими бы примитивными личинками вы не оказались...
Каркат завёлся не на шутку. Он уже воспринимал кусочек неба над собой как полноценный образ врага, обращаясь к нему чуть ли не персонально.
- ...Потому что я не знаю, может вы в этой галактике новички и ещё шкребёте свои толстые челепушки над картой, но мы здесь типа всем рулим. Блять, я здесь рулю. Я самолично натравлю на вас рой кислотных ос. У них неожиданно загорелся дом, так что они не просто в ярости, теперь они в буквальном смысле горят. Я порву вас на органы и построю из них новый улей. Только представьте как кислота медленными дозами будет впрыскиваться в ваши немёртвае куски мяса изо дня в день и разъедать их всю оставшуюся вам жалкую жизнь! Слышите, мудилы? Вам точно пиздец!
- И это если забыть на секунду общую картину. Сечёте, с кем имеете дело? Зассали? Так и быть, я поделюсь своей идеей. Сейчас вы достаёте меня из этой долбаной норы, чините мой ноутбук и возвращаете на мою богом забытую планету. Ну как? Я достаточно ясно выражаюсь?

==>

9

Ступив на землю родной Франции, в небольшом порту недалеко от Булони, миледи почувствовала, что ее заполняет сила. Утерянное было могущество отлично осязалось, как цепи, соскальзывающие с рук.
Миледи потерла перевязанные запястья. Стертая веревкой кожа ныла и горела от бальзама, но за все в этом мире нужно платить свою цену. Она заплатила за свободу, свою честь, власть, жизнь, в конце концов! Но как же хорошо было здесь, в старой Галлии, стоять на теплом песчаном берегу и ощущать, что за сотню лье, под толстыми стенами Ла-Рошели, есть тот, кто дал ей эту возможность, дал новую жизнь, сам того не подозревая, удобрил ростки ее мести! Ах, это было чудесно – манипулировать фактическим правителем Франции, кардиналом, считавшимся непревзойденно изворотливым политиком века…
Леди де Винтер всегда честно исполняла то, что ей приказывали. Сейчас же срок почти прошел, она не успеет в Бетюн до прибытия д’Артаньяна, в лучшем случае, столкнется с ним. Но будь проклят Атос, который непременно потащится за своим молодым другом в качестве личной, неукротимой совести… Рок, которого она боялась больше, чем графа де ла Фер и герцога де Ришелье вместе взятых, давил на ее хрупкие плечики, укрытые теплой накидкой. Если она попытается, ей грозит смерть, суд без всякого намека на терпимость и хладнокровие; если же останется на месте… Бастилия или плаха, может быть, и то, и другое.
Миледи колебалась так же, как ветки миндального дерева, одиноко кривившегося на пустынной по-утреннему набережной. На улице Сент-Жюстин ее должен был ждать экипаж. До Пуатье не стоило беспокоиться о жестком выборе. Ей вполне могло прийти письмо от кардинала, приказывающее переждать; миледи уповала на это всем своим черным сердцем. Но время, по ценности несравнимое с алмазными подвесками королевы (при воспоминании о них личико Анны скривилось), уходило. Она сама не заметила, как быстро пролетели дни ее плена. Миледи страшилась того, что ждало ее впереди, и использовала это с толком. Бэкингем уже наверняка мертв, предсказание или, вернее, пожелание Ришелье сбылось: это было именно оно, знаменитое убийство в Портсмуте, так похожее на удар кинжалом в Париже тысяча шестьсот десятого года. Голос Франции услышали на небесах; миледи в это не верила, но он, несомненно, был правильно истолкован. И снова она – блестящее оружие вендетты, как сказал бы уже давно сваренный в адском котле маршал д’Анкр.
Собрав остатки сил – большая часть потерялась в бессонной ночи, - леди Винтер ступила с прибрежной травы на камень мостовой. Она шла, воровато оглядываясь, но прохожих видно не было. Довольно скользкие булыжники вызывали в ногах миледи неприятную дрожь. В Булони накануне, скорее всего, шел дождь, на ее пути то и дело попадались вымоины, заполненные мутной водой. Брезгливо приподняв подол платья, Анна старалась обходить их. Но атласные туфли на каблуке, подходящие для дворцовых залов, а не для улиц, сделали свое дело: наступив на подозрительно ровный край очередной канавки, миледи промочила чулок почти до щиколотки. Передернувшись и потянувшись, чтобы снять туфельку и вылить воду, она вдруг поняла, что очутилась в полной темноте. А еще – что эта темнота неправильная, и она летит куда-то в пустоту, затылком на затертые тысячами ног камни.
Но падение все не кончалось. Подумав, что дело в ее закрытых глазах и что она, наверное, давно мертва, леди Винтер подняла веки и пронзительно, певуче вскрикнула.
Могучая океанская волна опрокинула свою синюю с белой шапкой громаду на холодный, незнакомый берег.

10

Сапфир разбудил запаха дыма в воздухе.
"Что-то горит? Стоп, это я горю?"
Ни на одном участке тела не чувствовалось жжения. Она выдохнула дрожь и завертела головой в поисках источника запаха, но темнота стояла непроглядная. Вокруг нее было сплошное темное пространство, в котором она не могла видеть даже на несколько метров вперед.
"Где это я?"
Ее глаза еще не приспособились к темноте ночи. Пребывая в неопределенности, реально происходящее, или же просто яркий сон задержался в ее мыслях, Сапфир решила не сидеть как утка перед охотниками, открытая для нападений любого случайно проходящего Покемона. Она вытянула руки над головой и протерла от сна глаза. До сих пор не вернулось никаких воспоминаний о том, как она заснула здесь, в этом необычном месте, пахнущем дымом.
При попытке перевернуться она ощутила тупую боль в спине, вызванную, скорее всего, сном в очень ужасном положении накануне. Продолжая ворочаться на месте, она почувствовала как рука, вместо того, чтобы упереться в землю, проскользнула по воздуху, и в следующую секунду Сапфир полетела вниз. Она падает! Ошибка была очевидной - она не посмотрела вниз. Если бы только посмотрела, то поняла бы, что лежала на ветке дерева. Теперь у нее не было времени, чтобы найти за что схватиться, и волна паники предательски удалила осознанием того, что Спафир летит на встречу своей безвременной гибели. Она мысленно застонала: "Не хочу умирать, мне всего 13 лет!"
--->


Вы здесь » Multifandom Roleplay » Многослойная реальность » Падение